Category: россия

Category was added automatically. Read all entries about "россия".

По ком тюрьма плачет

В одном соглашусь я с либералами: никуда не годится наша правоохранительная система. Никакой неотвратимости наказания!

Вот свежие примеры: почти одновременно два уёбища убоища из шоубиза - Глюкоза и Джигурда публично высказались о принадлежности Крыма Украине. Т.е. практически покусившись на территориальную целостность Российской Федерации, поскольку в Конституции России Крым обозначен как субъект федерации, а любые попытки нарушения территориальной целостности страны той же Конституцией объявляются преступными.

крым

Тот факт, что у обоих этих попрыгунчиков отдать Крым по-настоящему вряд ли бы получилось, ни о чём не говорит. Пропаганда, даже устная (напомню, что рот - и есть главный рабочий орган обоих персонажей), разрушительное действие производит иногда почище ковровых бомбардировок.

Вот тут-то бы и возбудиться правоохранителям, схватить мерзавцев - и в застенок! Ну, Глюкозу её богатенький муж выкупит из узилища (если захочет, конечно: красота девицы давно уже полиняла, петь она не умела никогда, посему популярность - практически нулевая; и что, богатенький не найдёт себе помоложе и космпатичней, ха-ха?), а вот по Джигурде давно уже дурка плачет.

Короче, тов. охранители, действуйте как-нибудь поактивней! Пора всякой вонючей мелюзге наступать на язык.
Как говаривал классик, мир спасут красота и массовые расстрелы)))

ДИВАННОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ ГОРЯЧЕЙ ФИНКИ ПО ТРАНССИБУ

Роза Ликсом (Анни Юляваара)
Купе № 6 – М., Текст, серия «Первый ряд»
Премия «Финляндия» – что-то типа нашей Ленинской.
Без названия (1)
Не знаю как кому, а мне стало интересно, за что же финнов награждают высшими премиями? Тем более, первый ряд!

Сюжет простой, как у Радищева – путешествие финской девушки в 1980-е годы из одной столицы, советской, в другую, монгольскую. На поезде. В купе № 6 (как скоро выяснилось, в названии романа скрыт привет Антон Палычу) с ней едет русский мужчина, что поначалу навевало мысли о скрытом эротическом подтексте – да где там!..

В общем, дали отправление, и поезд тронулся в долгое путешествие среди тёмных лесов и разрушенных деревень.

Поезд Москва – Улан-Батор, впряжён в старенький, дышащий на ладан – по ходу дела это неоднократно подчёркивается – тепловоз (?), который и влечёт свою скорбную ношу множество тысяч километров. Поэтому на каждой крупной станции локомотив вынужденно «отдыхает» по нескольку дней – иначе не дотянет. Тот факт, что Транссиб к 1980-м годам был уже в основном электрифицирован, автору, полагаю, просто не было известно. Организация движения поездов также непонятна. На деле локомотивы на каждой узловой станции меняются, действуя только в пределах своего участка дистанции пути. К примеру, на полпути от Тюмени омский электровоз «подхватывает» состав, следующий на восток, и тащит его, минуя Омск, до узловой, что на полпути к Новосибирску. Там к составу прицепляют новосибирский уже локомотив, который транспортирует его дальше на восток, а омские машинисты «подхватывают» состав, двигающийся на запад, и с ним возвращаются восвояси. И стоит ли упоминать, что двум курсирующим в тех местах красавцам международным (Москва – Пекин и Москва – Улан-Батор) выделяются лучшие электровозы?

Дальше я столь подробно комментировать каждую отдельную деталь странной поездки финской путешественницы не стану, просто приведу ряд её высказываний, сами судите:

о сервисе в международном вагоне

- сигнал к отправлению поезда – звонок (вокзальный колокол?);
- Тюмень. «Стоянка два или три часа (поясняет проводник), то есть, сколько заблагорассудится»;
- в Новосибирске остановка вообще на несколько дней;
- и в Иркутске стоят два дня;
images (1)
- во время вынужденных и невынужденных остановок героиня протирает снаружи окно в купе от грязи и копоти, чтобы хоть что-то разглядеть;
- состояние туалета: удушливая вонь, комья газет, плавающие в растекающейся по полу моче. И – ни капли воды на протяжении всего пути (так что оправляться иностранка могла, только взгромоздившись с ногами на унитаз и держаться, судорожно уцепившись за трубы);
- не лучше и в крупных городах во время стоянок: «Девушка долго колотила в дверь 16-этажной гостиницы, прежде чем ей открыла заспанная седовласая женщина в домашних тапочках».

о голодухе в СССР

- для встречи Нового года героиня со своим русским возлюбленным сбор продуктов начали загодя, в ноябре. «По сухому морозу они добежали до «Елисеевского», но там ничего не было, даже баранок. Устремились к «Добрынинской». Там купили одеколон для Юрия, но не нашли ничего съестного. На автобусе проехали до Чистых прудов, отдали Юрию одеколон и взамен получили 6 куриных яиц»;
- потом они как-то исхитрились достать кур (живых);
- «Девушка вспомнила прошлую зиму. Война в Афганистане тогда набирала обороты, вместо производства продовольствия советское государство сосредоточилось на производстве оружия, и она не нашла на полках московских гастрономов ничего кроме сгущёнки, рыбных консервов и случайных баночек майонеза. У всех были тогда сплошные проблемы: дефицит зубной пасты, мыла, колбасы, масла, мяса, вечный дефицит туалетной бумаги и даже кукол»;
- отдельно – о том, что автора вообще не касалось: «Советская армия долго не может победить афганцев, потому что офицеры, вместо того, чтобы воевать, долбят друг друга в жопу».

о русских мужчинах…

- обладает гагаринской улыбкой;
- на завтрак пьёт водку, заедая луком;
- «Когда я болел, мать всегда поила меня водкой. Я с младенчества привык к её вкусу»;
- «Я, как и все наши, люблю водку. Если начну, то могу пить по семь бутылок в сутки. До дна»;
- «Я могу пить без особой причины, но я никогда не пью в одиночестве;
- ну, и, само собой, он махровый антисемит и вообще гомофоб в «сталинском» духе (вот его рассуждения об остяках в стоящем посреди Томска (?) остяцком чуме: «Из таких вот мы должны, приложив все усилия и не жалея средств, вылепить нормальных русских людей. Тут нужна сильная отцовская рука!»;
- при этом всегда щедро делится с попутчицей едой (она в ответ не даёт попутчику ничего – ни в гастрономическом, ни в сексуальном плане).

… и их отношении к русским женщинам

- «Бей бабу молотом – будет баба золотом»;
- «Интересно, все финки такие чёрствые и холодные, как ты? Русские шлюхи, потрахавшись, тут же начинают пердеть. Но я уверен, что ты не такая».

о нравах русских

- в районе озера Байкал незапланированная долгая стоянка – ликвидируют последствия крушения. Выясняется, что кому-то понадобился металл, и он оторвал от ж.д. полотна кусок рельса. Виновного уже нашли и расстреляли;
- стоянка в Перми: «В этом городе нет ничего, кроме пьяных солдат»;
- абсолютно на всех предприятиях общепита и продуктовых магазинах, куда направляются герои, висят таблички «Закрыто». Однако везде полно людей, везде герои получают что хотели – еду и выпивку;
- советские люди никуда, видимо, не ездили. Потому что все вокзалы на всём пути следования поезда «Москва – Улан-Батор» абсолютно пусты.

об Омске, что мне, как омичу, было особенно интересно

- поезд долго движется вдоль Иртыша, прежде чем вдали замаячил город (напомню, что поезд идёт с запада на восток, а Иртыш течёт с юга на север, то есть река и железная дорога строго перпендикулярны);
- Омск – нефтяники, вековая тайга, буровые вышки;
- упоминаются два связанных с городом имени – каторжник Достоевский и адмирал Колчак (вероятно, больше в путеводителе ни о ком не говорилось);
- в самом центре города, у руин (?) Тарских ворот, герои заходят в центральный универмаг, выглядящий как захудалое сельпо – покрытый клеёнкой прилавок, полупьяная кокетливая продавщица и злобная уборщица, размазывающая по полу грязную воду;
- погода отвратительная: «Я ненавижу май в Сибири. Ветер задувает с прогнивших мест, приносит жуткие вьюги».

о других странностях русской жизни

- по радио звучит только классическая музыка;
- везде висят репродукции почему-то исключительно картин И. Репина;
- День космонавтики празднуют 5 апреля (это же и день смерти И. Сталина);
- на базаре из-под полы продаются связки (?) гаечных ключей китайского производства;
- советские газеты забиты исключительно информацией о разного рода ЧП с гигантскими цифрами жертв;
- в тайге – кратер: сюда, поясняют героине, приземлялся НЛО. «Таких площадок много по всей Сибири, но больше всего на Колыме»;
- кое-где в глубинке сохранились довоенные МТС (машинно-тракторные станции).

и, напоследок, о монгольских приключениях на конечной остановке

- невзирая на буддистскую эстетику и философию, нравы здесь вполне современные: заранее проплаченный гид халтурит, отказываясь везти героиню к древним памятникам, ссылаясь на то, что территория та «закрытая», но намекает, что за отдельную плату…;
- гостей, пришедших в номер героини в центральном отеле Улан-Батора и засидевшихся на пару минут после 20.00, хватает КГБ, избивает и увозит в неизвестном направлении.

Ну вот, как-то так.
images
Первая мысль: автор просто феерическая дура, громоздящая одну нелепость на другую. Потом, когда в тексте мелькнули с придыханием произносимые имена финских путешественников, исследователей Сибири, многое прояснилось.

Чтоб стало ясно всем, поясняю: Пелси Сакари совершил экспедицию на Дальний Восток и Север (1917), по результатам которой был снят фильм «Путешествие по Арктике»; Густав Рамстедт совершил поездку в Калмыцкие степи (1904), а Кай Доннер в 1911—14 годах предпринял две экспедиции в Сибирь, где изучал самодийские народы. Старинушка! Вот откуда вокзальные колокола, дымящий и чуть живой паровоз, стоянки по нескольку дней на крупных станциях и прочее!

Отсюда вторая мысль: автор – ленивица-конъюнктурщица. Когда-то она несколько месяцев проучилась в Москве, а потому считает себя, видимо, глубоким знатоком «загадочной русской души». Уловив чутким носом витающий в воздухе тренд на поливание России… сами знаете чем, всполошилась, но поленилась даже прочесть что-нибудь о современном состоянии страны, ограничившись чтением своих доморощенных классиков. А и правда, что там, у этих русских, могло измениться всего за какой-то век?!. Стоит ли отрывать задницу от уютного финского дивана?

И с пьянством всё становится понятно. Во-первых, русские писатели сами об этом постоянно пишут. А во-вторых, всегда перед глазами пример соплеменников, специально приезжавших в Ленинград для того, чтобы напиться до бесчувствия. Здесь тоже не нужно никуда ходить.

Окончательную ясность внесли благодарности автора, размещённые, как и положено, в самом конце. Ну, благодарности Л.Н. Толстому, С. Есенину, М. Зощенко, В. Шаламову и В. Шукшину опустим, поскольку авторица наша их не знала и знать не могла, разве что по трудам (там насчёт пьянства было, да, надо признать).

А вот влияние других благодаримых ощущается на каждой странице. Е. Боннер, Вик. Ерофеев, Г. Вишневская, Надежда Мандельштам, Л. Петрушевская, Л. Улицкая, Н. Садур, Артём Троицкий и другие столь же «заклятые друзья» русского народа и придали роману столь незабываемый колорит.
Без названия
И, наконец, в связи с прочтением сего шедевра («Первый ряд»!) имею вопрос к тем, кто этот шедерв переводил и печатал в России (напомню, московское издательство «Текст»). К какой категории Они относят себя – к дуракам, ленивцам-конъюнктурщикам или к «друзьям народа»?

Всё, окончательно допился...

Деловая газета «Взгляд»:

1520013029170347503

Ефремов предложил отдать Украине Крымский мост и бесплатно поставлять газ

Актер Михаил Ефремов в интервью журналисту Юрию Дудю предложил «решить вопрос» с Крымом откупом от Украины – предоставить Киеву бесплатный газ или передать Крымский мост для взимания платы за проезд.

«Мы знаем теперь как с Украиной помириться, надо им этот мост отдать, и всё. Пускай они деньги берут за проезд, они счастливы будут. И может быть, Крым простят. С Крымом, мне кажется, надо разбираться с Украиной именно деньгами. Если Украине посылать газ бесплатно 10-15 лет, то вполне можно договориться. А они поднимутся на этом», – заявил Ефремов.

В то же время он отметил, что подобный сценарий вряд ли будет реализован.

Также актер раскритиковал своих знакомых артистов Александра Ф. Скляра, Дмитрия Харатьяна и Ольги Кормухиной на торжественном открытии Крымского моста с песней «Я забиваю сваю».

«Ну и пусть забивают свои сваи, это жесть конечно», – сказал Ефремов.

Он также признался, что считает распад СССР лучшем событием в истории России, и выразил благодарность последнему президенту Советского Союза Михаилу Горбачеву.

Отмечается, что ранее Ефремов публично отказался ехать на гастроли в Крым, так как не хочет получить запрет на въезд на Украину.

P.S. Белая горячка, на мой взгляд.

Мне одно непонятно - почему наше блестящее (в некоторых местах) правительство и наш гарант не передадут, наконец, Украине не мост, нет - всех этих доброхотов? А что - отобрать российские паспорта и отвезти всех скопом в Киев... Ефремова, Ахеджакову, всю шоблу с "Эха Москвы" и т.д. и т.п. Тогда, может, быть, небратья и "простят нам Крым"?..

МАГНИТ-2

2. Сибирский Христос

Есть у А. Кутилова такие стихи:

Назло несчастью и насилью,
чтоб зло зачахло наяву,
Земля придумала Россию,
а та – придумала Москву.
И вечно жить тебе, столица!
И, грешным делом, я хочу
стихом за звёзды уцепиться,
чтоб хлопнуть вечность по плечу.
Живу тревожным ожиданьем,
бессонно ямбами звеня…
Мой триумфальный день настанет:
Москва
придумает
меня!

Москва его таки «придумала». Это было так: готовилась уже упоминавшаяся книжка «Провинциальная пристань». Один экземпляр (второй или даже третий, тогда, в век машинописи, это было очень важно) рукописи отдали художнику Г. Белозёрову, который оформлял сборник. Это обычная практика, художник должен проникнуться творчеством автора, уловить особенности его стиля, чтобы иллюстрации не казались чужеродными.

Почитав и восхитившись, Белозёров поделился открытием с коллегами. Рукопись мгновенно растащили по частям по мастерским молодых художников.

Как раз в это время в Омск по каким-то делам приехал Евг. Евтушенко. Его подхватила местная богема, и повела в алкогольный поход по художественным мастерским. Там кто-то и похвастался стихами Кутилова. Надо отдать должное Евтушенко – будучи профессионалом, он сразу же оценил то, что попало в его руки, и вскоре поместил пару стихов Кутилова в нашумевшую антологию «Строфы века».

Однако признание могло прийти и намного раньше. Срочную Кутилов служил в Смоленске. Там много писал, входил в местное литературное объединение, участвовал в областном совещании молодых писателей. Был замечен и оценён мэтрами русской поэзии А. Твардовским и Н. Рыленковым. И неизвестно, как бы сложилась дальнейшая судьба поэта, если бы не «несчастная русская страсть»! Вместе с ещё пятью сослуживцами, такими же дурачками, Кутилов пьёт в автопарке части антифриз…

В живых остался он один, но демобилизован из армии в состоянии тяжёлой депрессии. А.Т. Твардовский потом пытался его разыскать, но из части, что-то, как всегда, напутав, ему сообщили о смерти Аркадия. По воспоминаниям критика В. Лакшина, Александр Трифонович рассказывал ему об «удивительно талантливом солдатике, насмерть отравившемся антифризом».

Collapse )

ШАХМАТЫ

Не славы ли ради
Король на параде?
Пока же он сзади
Командует всласть:
Солдата – пороть!
Офицера – к награде!
Коня – подковать!..
… Но игра началась.

Король стратегически
Мыслить не хочет:
– Я есть исторически непобедим!..
Солдат
Ремешок
Затянул покороче
И, плюнув в кулак,
Прошептал:
– Поглядим!

Минута –
и раненый конь
косолапит,
пятнадцать минут –
офицер без наград…
Король в уголочке
Корону облапил.
Солдат подошёл
И представился:
– Мат!

НЕМЦЫ И НЕНЦЫ

Эту историю рассказал мне омский учёный Михаил Ефимович Бударин. Общаться со старым профессором было чрезвычайно интересно. Он очень много знал, потому что жизнь прожил неординарную и весьма насыщенную. Работал журналистом – был собкором «Известий», объездил под эту лавочку всю Сибирь. Бывал, в том числе, в лагерях. Много лет преподавал в пединституте. Доктор исторических наук, профессор. Знавал многих выдающихся людей. Всегда ладил с властью.

Дело было во время войны. Надо сказать, что Омская область хоть и далека от западных границ Отечества, но формально война шла и на её территории. Всё просто: до 1944 года в Омскую область входила вся Тюменская, с округами – Ямало-Ненецким и Ханты-Мансийским, выходящими на побережье Ледовитого океана. Следовательно, в границы области включался и большой кусок океана – по «крайним» меридианам вплоть до их пересечения на полюсе. В эти воды изредка заходили немецкие подводные лодки и залетали самолёты полярной авиации. Нашим морякам приходилось кое-как (военных кораблей в тех широтах не бывает, только сугубо мирные) от них отбиваться. Впервые я столкнулся с таким фактом, когда краевед местного значения И.Е. Молоков принёс в «Омскую правду» заметочку о том, как на территории Омской области наш грузовой пароход сражался с немецким торпедным катером.

Collapse )

Было бы хоть каким-то утешением узнать, что такая же судьба постигла и любителей свежего мяса вместе с их субмариной. Нечего им было делать в наших водах, и не всплыви они тогда – ничего бы и не случилось. А, впрочем, не в немцах здесь, если разобраться, дело… Во всяком случае, не только в них.

Художник Сергей Сочивко, мой друг

Это - мы с ним в его мастерской, на фоне одной его картины (художник слева), которую я здесь воспроизведу. Здесь в основном работы из серии "Старый Омск", но не только.
Кратко о художнике. Русский человек. Казак. Успешен в жизни и творчестве. Летом отметил 55-летие.

в мастерской-1
Collapse )Collapse )

Не буду их комментировать или описывать. Там и так всё хорошо видно.

10010-1
1. Железнодорожный вокзал
10012-1
2. Атака русских казаков под Ва-Фан-Гоу (русско-японская война).
10023-1
3. Успенский собор
10024-1
4. Южная застава при въезде в город
10025-1
5. Театр драмы
10027-1
6. Наводнение в Омске 1928 года
10028-1
7. Казачий рынок
10034-1
8. Ягодные места
10036-1
9. Праздничный день
10038-1
10. Май
IMG_53452-1
11. Арбузы привезли